Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Предвыборная песня. (обращение к электорату)

(в соавторстве с Стариком Розинкрейсером)

Пожалуйста, не вымирай,
Или нам всем станет плохо,
Мы, конечно, сразу в рай -
А те, конечно, просто сдохнут.

Хочешь - всем нагоним страху
Хочешь - ракету в сотню махов?
Хочешь - я раздам военным
Аж 15 штук?

Пожалуйста, проголосуй
Или мне придется туго,
Не кричи мне: "сам нарисуй!"
Я хочу стать лучшим другом.

Хочешь - денег тысяч десять?
Хочешь - в школах флаг повесят? (как в Америке!)
Хочешь - выдворю таджиков,
Что дрались опять?

Пожалуйста, только сходи,
Ты же видишь, я живу тобою.
Моей огромной любви
Хватит до сентября с головою.

Хочешь - мегаград в Сибири? (Три мегаграда!)
Хочешь - Глин номер четыре? (Скоро на каждой набережной!)
Хочешь - выдворю кыргызов,
Что мешают спать?

Хочешь - вновь поставлю Трампа?
Хочешь - нового асфальта?
Хочешь - выдворю мигранта,
Комика-стендап?
promo marat_ahtjamov december 30, 2007 11:15 718
Buy for 10 tokens
К годовщине СССР Не лги, что павшая страна Была обитель зла и фальши. Я помню эти времена Я помню всё, как было раньше. Там волчьей не было грызни, Там люди верили друг другу, И вместо:"Слабого - толкни"(с) Всегда протягивали руку. Там секс не лез вперёд любви, Там братство было просто…

Песня для нового проекта "Благонамеренный"

Горят глаза, пылая лютой злобой,
И клевеща на скрепы все подряд,
Стоят толпою злые русофобы
И к нам в Россию въехать норовят!

Гремя огнем, навстречу подлой смуте
Пойдут едросы в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет Великий Путин
И маршал Шойгу в бой нас поведет!

Дворцы и яхты, золото, иконы,
Мы защитим, свой капитал храня,
Ударной силой нового закона,
И быстротой, и натиском огня.

Гремя огнем, навстречу подлой смуте
Пойдут едросы в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет Великий Путин
И маршал Шойгу в бой нас поведет!

Пусть помнит враг, укрывшийся в госдепе
Мы начеку, мы за врагом следим.
Не отдадим ни пяди и ни скрепы,
Гражданств британских тоже не сдадим!

Мы пришли с миром.

А солдат попьет кваску, купит эскимо.
Никуда не торопясь, выйдет из кино.
Карусель его помчит, музыкой звеня.
И в запасе у него
Останется полдня, останется полдня!

Перевод песни Joan Osborne - One Of Us

Спор идет, и с каждым днем всё строже:
Есть ли те, кто знают имя Божье -
Кто бы смог, представ пред Его ликом,
Что-то спросить - о чем либо великом,

Да, да, Он велик,
Да, да, Он всеблаг,
Да, да, так всегда,

Может Он - один из нас,
И меж нами каждый раз,
Просто путник среди трасс
Не сводя с нас своих глаз...

Бога лик... дались вам эти лики,
Надо ли, чтоб верить, что велики
Иисус, пророки, прочие святые,
Просто прочитать писания простые.

Да, да, Он велик,
Да, да, Он всеблаг,
Да, да, так всегда,

Может Он - один из нас,
И меж нами каждый раз,
Просто путник среди трасс
Не сводя с нас своих глаз...
Он не даст свой телефон
Папе и кто с ним знаком...

Да, да, Он велик,
Да, да, Он всеблаг,
Да, да, так всегда,
Может Он - один из нас,
И меж нами каждый раз,

Он не сводит своих глаз,
Он просто путник среди трасс
Словно перекати поле,
В небо возвращаясь вскоре...
Он опять вернется в дом...
Он не даст свой телефон.
Может Папе, только скажет "не знаком"...

В каморке, что за актовым залом...

В палестре, что за храмом Зевеса,
Был хор, что Олимпа достоин,
Там были лиры и кифары,
И конечно, флейта Пана.

Там была солистка Елена,
Она - как Елена Прекрасная,
У нее была склонность к кифаристу,
И иногда к палестрадию.

А палестрадий хоть и был женат,
Имел роман с Геродотом,
Об этом знала вся палестра,
Не исключая и эфебов.

Он даже хотел развестись
Но что-то его удержало,
То ли жреца репутация,
А то ли тиран Поликратос.

Ведь так он любил палестрадия,
Они вместе устраивали оргии.
Такая вот власть в нашем полисе,
Да все они там кинэды!

На тему очередного психоза дня

На поле песни пели звонко,
Альбац и Гозман не пришли,
А молодого навальнёнка
С эплом расквашеным несли,

По фейсу вдарила дубинка,
Воскликнул школьник: "Гран мерси" -
Ведь даст Маринка и Иринка,
И раструбят по би-би-си.

Передадут по телеграммам
эпло разбитое в крови,
Узнайте ж, папа, знайте ж мама
О преступленьи кэджиби.

В углу заплачет мать старушка,
И даст ремня старик отец,
И не узнает вся Россия,
Что вновь режиму был конец.